ИМПРОВИЗАЦИИ. 2016



К столетию черного года


Я говорю: "Горе".
Ты говоришь: "Горю".
Твой чернобай в дозоре
высвистывает зарю.

Летит, фальшиво рыдая,
рядится скрипачом.
Твоя подруга незлая
блажит, что она не при чем.
Она не при том, не при этом.
Горит экономный фонарь.
За край нетварного света
ползет горючая тварь.

Я говорю "Горе".
Ты говоришь "Горю" -
шапкой на красном воре.
Свечечкою царю.

11.10.2016


Нас долго молодость водила
и к сожаленьям привела,
на все четыре отпустила,
взметнув стальные два крыла.
И усмехнулась, и ушла.

Мой век стальной, иглой летящей
сшивает наспех лоскуты,
перемешав неподходящих
разновеликие черты.

В плаще с воротником высоким,
лицо не пряча от дождя,
перехожу через потоки,
не обернувшись уходя.

Мой век стальной, какою прозой
твоя поэзия жива?
Где сталь в глазах, где яд - вопросы,
ответы - ад, слова - слова,
где слитны слава и молва.

Небес невидящие, люди
с собою гордо говорят
в сетях неведомых. Забудем
холодный дом, цветущий сад,
оклад серебряный и взгляд
Спасителя. Ужель забудем?

Сын промотавшийся, неверный,
придешь с тревожною мольбой.
Мой век стальной,
мой Двадцать Первый,
любимый мой.

22 мая 2016. Москва


Проснулись дремотные страны,
дрожат напряженные струны,
зовут неумолчно каноны,
пылают свечами кануны.
Избрание званных.

Где щерятся смехом довольным,
пряча с лихвою прибытки,
где звери идут к водопою,
где все быстроголазые прытки,
сомненья- крамольны.

Но зов - по дороге к Дамаску,
рассвет - по дороге в Алеппо.
Ты видишь - сгущаются краски.
Но не прозревают, кто слепы
под золотою злой маской -
отвергающей небо.
Любимый, не ужасайся.

Москва. 17 марта 2016.



И т.д.




Яндекс.Метрика