ИМПРОВИЗАЦИИ. 2008 год




Шуты в пальто гороховых
гуляют по Гороховым.
Принцессы на горошинах
заплакали во сне.
Калики перехожие
в бомжатники заброшены.
Какие дни хорошие
бывают по весне!

Где стычки с перетычками -
талдычат воры с кичками.
Забывчивые деточки
на все четыре прут.
Назначенные светочи.-
О чем, витии? - Не о чем.
По грошику, по мелочи
рассыпятся, пройдут
лихие дни.

27 января 2008. Москва





Вот такие времена,
новенькое времечко,
лукавое темечко,
гнилые семена.

Спит родимая страна
застенчивою девочкой.
Трясет мошною мелочный
лавочник. Весна

ветками тянулась -
потянулась -
и проснулась -
у раскрытого окна.
Ах, какие времена!

18 апреля 2008. Москва





Гуманоиды-баблоиды
топорщат паруса,
яхтинги и дайвинги,
яхонтовый рот -
Не смотри, никто это,
сбереги глаза,
бредовым ребрендингом
камушек соврет -
перепутный - новодел.

А он шагает по воде.

18 апреля 2008. Москва




Эклога Белой вороны


- Что за глупая ворона?
- Непрактично- белой масти.
- Как сейчас из яица.
- А не птенчик уж. Гордячка.
- Неприлично! Эти страсти -
будь хоть трижды ты крылатой... -
Так с досадой чернокрылой
крутят носом и галдят
Настоящие Вороны.

Удивляется ворона:
"Да, я - Белая Ворона.
Я люблю снега и небо
с перистыми облаками.
Я люблю из облаков
в снег нырять, в луга ромашек,
в белые пески и в пену
волн летящих на ветру.
И взлетать до солнца. Радость
не могу я удержать -
невпопад крича, взлетая.
Знаю-знаю, я - не чайка."
Белой пуганой Вороне
стало грустно и смешно.

В это мирное мгновенье
в темной липовой аллее
заорал дремавший Ворон:
"Дуры! Все вороны дуры!
И они еще летают!"
В обомлевшей тишине
только Белая Ворона
смела: "Как?! И обо мне?
Почему? Скажи, мудрейший,
нам всю правду!" - "Никогда!" -
И опять заснул оракул
в старом липовом дупле.

Тихий вечер, теплый ветер.
Бродит Белая Ворона
средь ромашек и кипрея,
крылья тянутся к полету
под чудные облака.
На холмах помоек ищут
чем поужинать Вороны
черной масти, деловито
помышляя о гнезде.
Спит в дупле замшелом Ворон
и блестит седым пером
одиноким.

- А что дальше?
- Дальше - ночь, а после - утро,
день и вечер, ночь и утро.
- Ну а после?
- Поутру:
"Что за глупая ворона?"

29 апреля 2008. Москва





Всегда виновата прослойка,
начинка, чье небо в овчинку,
за то, что не пышен пирог,
не вкусен и пресен, и горько
от корки горелой, и сколько
напрасных потерь, и порок
гуляет по верху и низу,
и тризной шумит укоризна -
прослойке тончайшей урок.

За умность, за то, что учили,
лечили, открыли, решили,
придумали и сочинили -
верхи и низы не простят -
пирог неудачный и жесткий,
что в горле и комом и костью,
и словом лихим угостят -
тех интеллигентов, наивных
старателей правды, и горстью
развеять огрех захотят.

По ветру, куда он там дует,
летите, свободный учитель,
болтайте, руками машите,
в потертых смешных рукавах.
Ах, как же смеются потехе
и зло насмехаются. Вехи
меняются, снова призвав
к болящим врача. Где науки
и умные книги?.И внуки
духовною жаждой полны.

"Прослойка" родимой страны,
о кличке не думает пошлой.
И лавр, и большой подорожник -
нужны. Хорошо, что нужны.

27 мая 2008, Москва





Гомер слепотою Фемиды
слепотствует снова и снова -
иначе не полнится море.
Волной набегают слова -
ахейцы сменяют троянцев.
Цирцея, пусти к Навзикае. -
Снует Одиссей жизнью утлой
меж чудных чужих берегов -
как руки жены над узором
времен бесконечно иных
снуют - до нашедшей на солнце
тьмы в день обновленья луны,
до точек тугих узелков
искателям царства чужого.

6 июля 2008. Москва





Ты всё забыл? Сошел с ума?
Кричать : "Чума на оба дома?
На оба ваши"?! - Но чума
не разбирает чьи дома.
И я молчу, и ты молчи,
молись иль плачь, иди в ночи
тропою узенькой, свечи
не жги напрасно. Замолчи.

12 августа 2008, Москва




Здесь Перун живет рядом с Приамом,
перископ не мешает перу Летописца,
Плещут крылья Пегаса и Ангела и хвостатой Жар-Птицы,
дворовой галки, ручной синицы
под луною полной, под месяцем справа.
Одиссей уплывает опять упрямо,
Данайцы шлют письма с трояном.

И забыли Бога создавшего их.
И забыли Фирса в саду комедий,
и забыли про ять, и юс малый притих
рядом с юсом большим, рядом с мiром,
где Точка Над И миром бредит.

В этом мире моем
до сих пор удивленное племя
дарит злато заморским пришельцам,
именующим долгое Лето Индейским.
И нечего плакать, когда по приметам,
по зарубкам на дереве, памяти - некуда деться.
По пустыне, по пустыньке - надо идти.
Разворачивать время -
как старинное знамя родное.
С тишиною воскресной внутри
распевать раздольные песни.

15 декабря 2008






Махаоны, крапивницы,
огнёвое лето,
всё порхает-ликует:
ах, сачок полон ветра.
Не гляди слишком пристально -
вдруг да заметишь
- слишком правильна -
для непридуманной жизни -
симметричная графика
крыльев искусных.
Это слишком - для жизни,
для свободы живой.

Не гляди, отмахнись
от крапивниц-капустниц.
Напыленья на крыльях
конструкций непрочных
восхитят без усилий,
надиктуют сюжеты -
с мыслью о превращеньях.
О конструкторе лучше не думать,
особенно к ночи.

Кто б заметил - без яркости крыльев -
всех снующих над лугом -
над живыми цветами?
кто бы ахнул о краткости
красочной жизни летящей?
кто бы куколкой звал
этот кибер застывший?
кто б прожорливых гусениц
предназначал для полета? -
после мета-морфозы, рождения,
реинкарнаций.
Утешения бабочки ночью,
папаше нахальство Лолиты,
декаданс по Египетским скриптам.

Собирать их - что марки
(иль фантики, или бутылки) -
прицепить на подложку из бархата
или атласной бумаги.
И глядеть, выставлять напоказ -
без секунд состраданья -
разномастных конструкций собранья -
под стеклами, в рамках.

Эти броши и принты, и вышивки.
Милые дамы
понимают в крылатом соблазне
и гусениц не привечают,
а тем более - куколок разных
без образа.
Что же до ахов -
жизни ассиметричность
торжествует - свободна,
и воистину жизнь.

16 декабря 2008




И т.д.


Яндекс.Метрика